Синдром телезвезды: что такое руководить экономикой в Израиле

Синдром телезвезды: что такое руководить экономикой в Израиле

06.03.19 18:42

В экономике не существует волшебных решений. Но при правильно выстроенном курсе все работает и приносит результаты.

Яир Лапид в одном из недавних интервью назвал себя спасителем израильской экономики. По его словам, только благодаря его бурной деятельности на посту министра финансов Израиль, ведомый Нетаниягу, не разорился, вышел из глубочайшего кризиса и финансово преуспел.

На посту министра финансов Яир Лапид, тогда еще лидер Еш атид – второй крупнейшей по численности фракции в кнессете (19 мандатов), находился с 15 марта 2013 года по 2 декабря 2014-го. Человек, способный за столь краткий срок вытащить экономику целого государства из "глубочайшего кризиса" и сделать ее (экономику) стабильной и процветающей, должен быть признан финансовым гением. И его опыт просто обязаны изучать во всем мире. Но так как пока этого не происходит, возникают три вопроса: на самом ли деле Лапид спасал экономику, разрушенную, по его словам, Нетаниягу, была ли эта экономика вообще разрушена, и как так получилось, что с тех пор опять ничего не рухнуло, а наоборот набирает обороты и демонстрирует рекордные показатели?

Ответ на эти вопросы, среди прочего, можно найти в Электронной еврейской энциклопедии. В статье, посвященной Яиру Лапиду, говорится следующее: "Лапид выступал за снижение налогового бремени для представителей среднего класса, однако, не имея ни экономического образования, ни понимания экономических процессов, он не сумел добиться перемен к лучшему. В период его пребывания на посту министра налоги, в том числе НДС и налог на прибыль компаний, росли, а пособия на детей сокращались. В предвыборной пропаганде и последующей риторике Лапида акцентировалось внимание на том, что ультраортодоксы получают неоправданно большие выплаты из бюджета. За время работы Лапида в должности министра финансов многие из этих выплат были существенно сокращены, что, однако, никак не отразилось на благосостоянии среднего класса…"

Для широкой израильской публики деятельность Лапида на экономическом поприще запомнилось, прежде всего тем, что он резко взвинтил цены на табачные изделия и алкогольную продукцию, а также обрушил рынок жилья, который замер в ожидании обещанной главой минфина реформы нулевого НДС, в итоге так и оставшейся только на бумаге.

Не исключено, что экономические познания Лапида все-таки пошире, у Мики Хаймович, его соратницы по блоку Кахоль-Лаван и экс-телезведы (шестое место в списке). Та вообще считает, что лучше прекратить разрабатывать газовые месторождения.

Сам Лапид претендует на пост премьер-министра (по ротации с Ганцем) – вот уже где развернется со спасением всего, что только возможно! – а на пост главы минфина прочит Ави Нисанкорена, главу Гистадрута, защитника "квиютников" и не меньшего социалиста, чем Мики Хаймович.

Все эти крупные специалисты и потенциальные реформаторы, ругая по любому поводу Нетаниягу, тем не менее обходят экономику (как, кстати, и внешнюю политику) стороной. Во-первых, сами до сих пор не озвучили ничего внятного в сфере экономики. А, во-вторых, что-либо противопоставить экономическому курсу Нетаниягу не в состоянии. Уж слишком красноречиво данные статистики (в том числе и международной) свидетельствуют о подъеме отрасли.

Даже Лапид, объявляя себя финансовым спасителем, делает это скорее из любви к художественному слову (все-таки писатель!) и привычки к самопиару. Потому что даже он понимает, что задача главы правительства состоит прежде всего в том, чтобы найти правильный курс движения и позаботиться о проектах национального значения.

Такой курс у главы правительства есть. Он базируется на основах рыночной экономики, которую Биньямин Нетаниягу, в отличие от Лапида, Нисанкорена и Хаймович, изучал в престижном Массачусетском университете (MIT) и применял на практике. Знания, чтобы ни говорили люди, не имеющие даже аттестата об окончании средней школы, в экономике вещь не последняя. И широкие знакомства в бизнес-элите тоже.

Дополнительный импульс израильская экономика, которая одна из немногих в мире выстояла в годы глобального кризиса, получила благодаря тому, что во главе Банка Израиля встал такой известный специалист, как проф. Стэнли Фишер. В Израиле, как неоднократно заявлял сам профессор, он, занимавший посты шеф-экономиста Всемирного банка, первого заместителя главы Международного валютного фонда и вице-президента Citigroup, он оказался лишь потому, что ему был созвучен экономический курс Нетаниягу. А, откуда Нетаниягу знал проф. Фишера? Да по тому же Массачусетскому университету.

За время работы на посту главы Банка Израиля проф. Фишер трижды признавался лучшим в мире управляющим центробанком. Найти такого специалиста и поставить у руля финансовой системы страны – это и есть самое важное в определении того экономического курса, который зависит от главы правительства.

В отличие от социалистов, перенаправляющих ресурсы из одного государственного кармана в другой, раздувающего госсектор и не жалеющего денег на его содержание, Нетаниягу взял курс – и это также стратегически важно – на приватизацию. Вместо государственных монополий – конкурирующие между собой частные компании. Вместо ценового диктата – рынок, при сохранении контроля лишь за продуктами первой необходимости.

Вместо управляемого сверху хозяйства с раздутой до безобразия бюрократией – крупный, средний и малый бизнес, который либо сам научится выживать, либо уступит место другим, более рачительным и способным.

Сегодня многие уже привыкли к тому, что цены на мобильную связь и интернет в Израиле одни из самых низких в мире. Что в Бен-Гурион выполняют рейсы сотни международных авиакомпаний, которых раньше и близко не подпускали к Израилю, чтобы не создавать конкуренции госмонополии под названием "Эль-Аль". Что каждый год вводятся новые автомобильные шоссе и железнодорожные линии, развязки. Что перестали бастовать морские порты, а такой монстр как "Хеврат-хашмаль" готовится к приватизации и появлении на ее месте трех конкурирующих компаний, где секретарши перестанут получать зарплаты, сравнимые с министерскими, не станет "квиютников", которых невозможно сдвинуть с места даже при полной профнепригодности, а переход на природный газ (отечественный, кстати!) не будет вызывать негодования, подобного того, что так беспокоит Мики Хаймович.

Все это и есть результат экономического курса и проектов национального значения, которые разрабатываются при непосредственном участии премьер-министра.

Разумеется, все сразу решить нельзя. И перед Нетаниягу, получившему в свое время экономику от левых социалистов (прямо скажем, не в лучшем состоянии), тоже постоянно возникает дилемма: направить все ресурсы на популистские проекты или работать на перспективу, принимая часто непопулярные решения и чем-то жертвуя.

В Израиле, не имеющем природных ресурсов и вынужденном значительную часть бюджета перенаправлять на оборонные нужды, достаточно ограничен простор для экономического маневрирования. Но при правильно выбранном выборе курса отсутствие природных ресурсов можно заменить главным достоянием Израиля – еврейскими мозгами, покрыть страну зонами хай-тека и призвать международные компании открывать у нас свои филиалы (это и рабочие места, и престиж, и инвестиции).

Значительные расходы на оборону тоже могут стать достоянием, если концерны, производящие вооружения и технологии, перестанут быть государственными неповоротливыми монстрами, а превратятся в способные конкурировать на международном рынке частные предприятия. Пример РАФАЭЛа, который поглотил государственный концерт "Таасия цваит" тому подтверждение.

У любого премьера, стоящего во главе государственной машины, - а тем более в такой стране, как Израиль, - можно найти недоработки и то, что можно было усилить и улучшить. Но главное не в этом. Главное – сам курс движения. В данном случае – влево или вправо. А точнее – вперед или назад. Нетаниягу смотрит вперед. И с этим спорить невозможно, даже если Лапиду и его компании этого очень бы и хотелось.

На правах рекламы



Ссылка на сайте:   http://www.strana.co.il/news/?ID=108113&cat=12